Рустем Жангожа о Роллане Сейсенбаеве

jangojaРустем Жангожа (Джангужин) — главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины, доктор философских, доктор политических наук, член Национального Союза писателей Украины, член Всемирной ассоциации писателей PEN-club, автор многочисленных статей и монографий, в том числе — книги о творчестве Роллана Сейсенбаева «Код Роллана», ответил на вопросы Scribe Wizard.

 

SW В “Коде Роллана” вы отводите Роллану Сейсенбаеву исключительную роль в формировании нового казахского общества. В чем заключается эта роль, и способна ли литература сегодня повлиять на процесс культурной и нравственной глобализации, который кажется необратимым?

Р.Д. Творчество всякого автора – это диалог личности и общества. Произведения Роллана Сейсенбаева — не только диалог с обществом, в котором он живет. «Через головы» современников писатель обращается к поколениям своих предков и, одновременно, к людям из грядущего. Именно поэтому сила Слова писателя состоит в том, что в своем содержании оно аккумулирует энергию прошлых поколений, чтобы пропитать ею сознание современника. А поскольку завтра начинается сегодня, то импульс этой энергии создает духовное и интеллектуальное пространство будущего.

Что же касается вопроса о  прикладном значении литературы как системы моральных ценностей, то, увы, литература сама по себе не может активно сопротивляться злу. Писатель Варлаам Шаламов, более двадцати лет проведший в лагерях в качестве политического заключенного, отвечая на вопрос об облагораживающем воздействии литературы на нравственность людей, произнес с горечью: «Если бы литература делала человека добрей, то не было бы ни массовых репрессий, ни ГУЛАГов». При всем уважении к писателю, позволю себе не согласиться со столь категоричным отрицанием позитивного воздействие литературы на сознание и поступки человека. Ведь палачами и стукачами были не читатели Толстого, Достоевского, Чехова и Бунина, а у нас – Абая, Махамбета и Шакарима. Эти люди никогда «над вымыслом слезами не обливались». Они вообще не читали никогда и ничего, кроме служебных инструкций. Исходя из сказанного, могу сделать вывод о том, что литература, художественное Слово несомненно создают человека как полноценную в духовном и интеллектуальном отношении Личность.

SW Расскажите об истории ваших отношений с Ролланом Шакеновичем. Когда вы познакомились с его творчеством? 

Р.Д. Как мне кажется, для адекватного понимания творчества писателя личное знакомство с писателем не имеет принципиального значения. Однако мне повезло – я имел честь познакомиться с Ролланом в Москве в те годы, когда он учился в Литературном институте, а я – в аспирантуре. Тогда он издал в Москве свой первый сборник рассказов «Последний снег». В одну из первых встреч Роллан подарил мне этот сборник. Уже по прочтению несколько рассказов я почувствовал, что текст захватывает какой-то особой искренностью и энергией, за которыми стояла личность человека, которому есть что сказать, используя свои, незаемные ни у кого слова и чувства.  И еще я увидел в рассказах писателя приход в казахскую литературу человека новой урбанизированной среды, который пытается осознать реалии современной городской жизни с ее влиянием на меняющийся характер новой генерации казахов, новые вызовы, на которые человек должен давать ответы.

SW Вы публикуетесь в “Аманате”. Что дает участие в этом журнале вам как автору? Какие перспективы открывает деятельность “Аманата” казахской литературе, молодым авторам? 

 Р.Д. У меня нет проблем, связанных с возможностью публикации своих текстов. Что же касается того, что я предпочитаю публиковать свои статьи и эссе в казахском журнале «Аманат» и веб-издании Dialog.kz, то для меня это принципиально, поскольку я не хочу утрачивать своих связей с Казахстаном.

Отдельно хочу сказать о журнале Мировой литературы, в статусе которого позиционирует себя журнал «Аманат». По поводу последнего издания журнала, посвященного литераторам Жетiсу, я уже отмечал о рядоположенности классиков мировой литературы и писателей этого региона. Как мне представляется, произведения казахских писателей вполне выдерживают сравнение. Хочу сказать этим, что понятие «провинциализм» — во многом состояние внутренней, субъективной самооценки. То есть, «провинциализм» расположен в головах, а не в объективных оценках. Именно поэтому публикация местных авторов под одной обложкой с корифеями мировой литературы дает читателю возможность видеть казахских писателей в пространстве мировой литературы и культуры.  Что это, как не усиление мотивации для местных литераторов…

SW В 2004 году был открыт первый Дом Абая в Лондоне, есть поэтический фестиваль “День Абая”, работает клуб “Абай” — общественная деятельность Сейсенбаева во многом связана с именем казахского мыслителя. Какую роль играет Абай в творчестве Роллана Сейсенбаева? 

 Р.Д. Несомненно, открытие Дома Абая в Лондоне для казахской культуры представляется событием исторического значения. Можно сколько угодно говорить о значимости Абая, а через эту эпическую фигуру — о высоком уровне казахской культуры и словесности, но имплементировать творческое наследие Абая в «культурное тело» европейской и, шире, мировой культуры представляется мне духовным подвигом, за которым стоит повышение международного статуса Казахстана не просто как успешно развивающейся страны, но и как очага, эксклюзивного центра номадической культуры.

А на вопрос о роли Абая в становлении творчества Роллана Сейсенбаева отвечу фразой, заимствованной у российских культурологов: «Абай – это казахское все». И Роллан Сейсенбаев, в этом смысле, является достойным продолжателем творчества Абая.

SW В каком из своих произведений Сейсенбаев наиболее открыт читателю, где его лирический герой максимально соответствует автору?

Р.Д. И опять отвечу словами многих литературных экспертов и признаниями самих классиков мировой литературы. В частности, признанием Флобера: «Мадам Бовари – это я». Не берусь судить, образ кого из  персонажей и героев Роллана Сейсенбаева наиболее соответствует его личностным характеристикам. Создавая образ, писатель неминуемо проживает часть своей жизни с ним. Гете признавался, что он отличается от преступников лишь тем, что совершал свои преступления через образы своих литературных персонажей. Равно, как и подвиги, совершенные героями произведений писателя. Исходя из этого, можно сказать, что художественное пространство, создаваемое писателем, — это векторы его восприятия жизни, это он сам, проживший и переживший описываемую им же самим ситуацию.

SW Что формирует поэтику Сейсенбаева?

Р. Д. Поэтика Роллана Сейсенбаева насыщена воздухом современного Бытия с его лексикой и особыми, эксклюзивными реакциями на вызовы современной жизни. В художественных текстах современник писателя узнает себя и людей, его окружающих. Детальная и категориальная проработка специалистами-филологами – дело недалекого будущего. Буду с нетерпением ждать их публикаций.

SW Электронное издание подразумевает более молодых читателей. Будет ли прочитана проза Роллана Сейсенбаева новым поколением?

Р.Д. Литература подчиняется общим законам маркетинга. А потому выход литературы в кибер-пространства представляется мне велением времени. Сейчас в Интернете доминирует оперативная информация и гламур. Но этот период понемногу истекает, уступая место подлинной литературе. Чтобы не потерять генерацию молодых людей, литература должна более активно входить в зону их активного внимания. Побуждать их к духовному труду, мощным мотиватором которого выступает художественное Слово. Следует признать, что мир меняется радикально, но человек меняется несопоставимо медленнее. А потому потребность в исповедальческой и направляющей функции литературы остается достаточно высокой.

SW  Вы хорошие товарищи с Ролланом Шакеновичем. Над чем он работает сейчас, какая тема его волнует?

 Р.Д. Мы много говорим с Ролланом о будущих сюжетах и крупных проектах, но позволю себе привести главное правило парижских рестораторов: клиента на кухню не пускать. Потерпите немного и получите исчерпывающий ответ на свои вопросы о планах писателя, когда выйдут его новые произведения.

 

 

 

 

 


Fatal error: Uncaught Exception: 190: Error validating application. Application has been deleted. (190) thrown in /home/j55ct21j/public_html/wp-content/plugins/seo-facebook-comments/facebook/base_facebook.php on line 1273